Я думаю, что будет кровавая баня в конце-концов |

Я думаю, что будет кровавая баня в конце-концов

Написал , 26 Ноя 2015 | Комментариев нет

file51118107_72635d4b (1)

Я не знаю, смотрели ли вы программу, которая у меня была с господиномРогозиным. Этого человека, я надеюсь, вы знаете — заместитель председателя правительства Российской Федерации, который отвечает за оборонку и за космос. Это очень неглупый человек. Он конечно шовинист, националист, но это не значит, что он глуп. Он умеет добиваться того, что хочет. Так вот, он мне сказал, что толерантность — это нельзя перевести как терпимость, хотя в общем перевод-то такой. Но что, мол, толерантность — это совсем другое, с его точки зрения. Это когда допускают все, что угодно, когда просто не смотрят, когда игнорируют, и что страны Запада именно это практикуют, и что это приводит к их поражению.

Мне была любопытна его точка зрения, потому что это действительно точка зрения, но я с ним не согласен. Толерантность и терпимость — это совершенно одно и то же, но почему-то мы стали очень часто употреблять слово «толерантность», а не слово «терпимость». Вот эта вот толерантность, которая объясняется, применительно к Франции, в частности, чувством вины по отношению к странам, которые были колониями и которые получили свободу только в результате кровавой войны. Причем к в Северной Африке, так и в Африке к югу от Сахары. Желание каким-то образом, что ли, успокоить себя — больше, чем что-либо другое, открыв двери — но и только. То есть открыли двери — но дальше не стали особенно проявлять внимание к тому, чтобы заставить этих людей стать французами. Живут отдельно — ну и хорошо. Гетто в той части Парижа, которая называется Сен Дени. И если вы когда-нибудь были или будете в Марселе — там совершенно то же самое.

То есть создалось впечатление, когда на самом деле в стране возникло положение, при котором все больше и больше нефранцузов. Ни по своим взглядам, ни по своей культуре, ни по своей религии — стали жить, как будто они французы. Только чуть похуже. То есть не получая той работы, которую бы они хотели, не поступая в те школы и вузы, которые им нужны были, и постепенно тоже реагируя на это соответствующим образом. Значит, были глубокие ошибки в иммиграционной политике. Если вы хотите — ну, мультикультурализм это такое… тоже издевательство, говорят «мульти-культи», но ведь как это может быть ни неприятно осознавать, американцы-то добились. Все-таки у них-то все — американцы. Ну, есть афроамериканцы, но все-таки они — американцы. И они себя чувствуют американцами, что немаловажно. Конечно, можно на это возразить: это так, но Америка вся эмигрантская! Там не было местного населения, кроме индейцев, но их-то уничтожили. Это так, конечно. Но все-таки первые переселенцы — это были англичане, причем в значительной степени. Только позже стали приезжать в большом количестве из Италии, какое-то количество из Ирландии… Сумели так это построить, что попав в так называемый «плавильный котел», выходили оттуда уже американцами.

А французы этого сделать не смогли, и не очень хотели. Вроде бы, с одной стороны, да, а с другой стороны — нет. То же самое происходит в Германии с турками. И там будут проблемы, то же самое происходит в Англии. Сегодня или завтра Палата общин будет голосовать по поводу того, будет ли Англияпринимать участие в борьбе против ИГИЛа (запрещенная в России организация — прим.ред.). Похоже на то, что проголосуют ЗА. В Англии очень много мусульман, и конечно следует ожидать, что на это будет реакция.

Вопрос возникает дальше вот какой: а что будет дальше? Если внутри страны довольно большое количество населения, ну пускай это будет 5%, все-таки 5% — это немало, будет участвовать в каких-то террористических актах. Я говорил раньше, и я это повторю — я думаю, что будет кровавая баня в конце-концов. То есть что вот эта просвещенная, демократическая и толерантная Европа перестанет быть таковой, что к власти придут люди совершенно другие, совершенно иных взглядов, и начнется расправа. Причем против людей, которые являются гражданами при всем при том, а не только в отношении тех, кто сейчас приезжает. Уже сильно ужесточают правила приема. Например в Канаде приняли такой закон — не принимать одиноких мужчин. Вообще! Одинокие женщины — да, женщины с детьми, малыми — да, замужние — рассматривается, одинокие мужчины — нет. Это первый шаг, он абсолютно недемократический, он абсолютно не говорит о толерантности, а Канада считает себя в этом смысле даже опережающей Америку страной — вот она принимает такое решение. И мы будем свидетелями таких вещей.

Что до России — то, к счастью для нас, вот эта волна устремлена не сюда, потому что конечно мы живем лучше, чем живут в Северной Африке или в Южной Африке или даже во многих странах Ближнего Востока — все-таки мы живем значительно хуже Западной Европы. И они знают, где хлеб намазан маслом, и едут туда. Прежде всего в Германию, конечно, но и не только. То есть мы не являемся привлекательными для них. А те мигранты, или та миграция, которая есть в России, — это все-таки миграция из бывших советских республик. Это Средняя Азия, главным образом, из Прибалтики у нас особой миграции, как вы понимаете, нет, из Украины — какая-то есть, но она совершенно не опасна именно потому, что эти люди, скажем так, единоверцы. Так что в этом смысле — это такой редкий случай, когда мы можем сказать, что у нас лучше, чем у них. Особого повода для радости нет — но все-таки приятно. У них все-таки хуже.

 

Другие записи



Написать комментарий

Подпишись

Подпишись и получай новый статьи сайта savebest.ru себе на e-Mail.

                    Add to Google Reader or Homepage

Мы в соцсетях

  Facebook  Twitter  ВКонтакте  Одноклассники  Google+

Новости партнеров

 


Яндекс цитирования Яндекс.Метрика Проверка ТИЦ